Карта сайта

Новости Генконсульства

Назад

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева информационному порталу onet.pl 5 апреля 2016 г. (опубликовано 15 апреля 2016 г.)

 

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева

информационному порталу onet.pl

5 апреля 2016 г. (опубликовано 15 апреля 2016 г.)

В последние дни Кремль заявил, что Польша объявила России позорную «войну с памятниками», которая граничит с варварством. Не слишком ли это сильные слова в адрес Польши?

Реакция России адекватна ситуации и соответствует тому, как её видит российский народ. Мы рассматриваем действия ИНП (польского Института национальной памяти – прим. перев.) как оскорбительные для России, для чувств нашего народа. Идея сносить советские памятники возмутительна – это оскорбление памяти погибших солдат и офицеров Красной Армии, которые воевали на территории Польши против гитлеровских оккупантов.

Необходимо понять, что для нас это вопрос не менее чувствительный, чем Катынь - для поляков. Мы видим, какие чувства вызывает среди поляков судьба их предков, которые погибли при драматических обстоятельствах. Тем труднее нам понять, почему поляки не могут осознать, насколько тема советских памятников важна и чувствительна для нас.

Россия могла бы наладить сотрудничество с Институтом, чтобы стороны спора перевели его в русло диалога по этим важным и чувствительным вопросам?

Действия ИНП в вопросе наших памятников вредят российско-польским отношениям. То, что он делает, не имеет ничего общего с историей. Официально утверждается, что памятники неправильные, так как они вызывают у поляков чувство ложной благодарности к советским солдатам. Это никакое не ложное чувство благодарности. Польша существует благодаря тем солдатам, которые тут погибли, благодаря победе Советского Союза. И это ключевой факт. Позиция ИНП необъективна, к фактам подходят избирательно и произвольно их интерпретируют. В этой версии истории убеждают польскую молодежь. И если молодёжи внушают такие вещи, то можно предположить, что через 10-20 лет она будет убеждена, что Польша во Второй мировой войне воевала против России, а немцы были друзьями.

Для поляков 1944 год означал не только освобождение от гитлеризма, но и начало доминирования Советского Союза на землях Польши.

У нас разные взгляды на послевоенную историю, но факт спасения Польши Красной Армией неоспорим, и именно в честь самоотверженности советских воинов в той битве и стоят в Польше памятники им.

В то же время вы на международной арене обвиняете Польшу в нарушении соглашения 1994 г. Из ответа польского МИД, однако, следует, что все аспекты этого соглашения соблюдаются и будут соблюдаться нашим правительством.

Польская сторона утверждает, что соответствующие статьи межгосударственного договора 1992 г. и межправительственного соглашения 1994 г. не касаются памятников, находящихся вне территории кладбищ и захоронений. Это неправда. Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать тексты этих документов. На этот счёт в течение 20 лет не было никаких сомнений, и только в 2014 г. польская сторона изобрела новую их интерпретацию. Теория «символических» памятников появилась на фоне ухудшения наших отношений после обострения украинского кризиса – то есть является политически мотивированной.

Надеюсь, что до реализации планов ИНП дело не дойдёт. Последствия были бы очень серьёзными для наших отношений, которые в настоящее время находятся в плохом состоянии и требуют определённой нормализации для блага обоих народов.

Россия обвиняет Польшу в политических мотивах, но часто получается, что это не местные власти, а жители городов и поселений призывают к сносу советских памятников.

Мой опыт говорит совсем о другом. Когда я посещаю места, где находятся захоронения и памятники советским солдатам, как правило, я наблюдаю хорошее к ним отношение со стороны населения и местных властей. Люди помнят, что случилось во время Второй мировой войны, что Красная Армия принесла Польше свободу от гитлеризма.

Совсем с иной реакцией Вы столкнулись во время визита в Пененжно, где находился памятник генералу И.Д.Черняховскому.

К сожалению, да, но каждый день наше Посольство получает доброжелательные письма, касающиеся памятников, памятных церемоний, которые у них проходят. Я убеждён, что большинство поляков отдаёт себе отчёт, что это не памятники доминирования или мнимой послевоенной оккупации. Это памятники в честь погибших! Причём поставлены они в местах, где погибали люди. Бои шли на всей территории Польши.

Посольство не получает никаких сигналов, что поляки всё-таки хотели бы, чтобы эти памятники были снесены?

В 2015 г. мы зафиксировали 31 случай – скажем так – неподобающего отношения к нашим захоронениям и памятникам в Польше – чего-либо подобного нет ни в одной другой стране. Шесть памятников было ликвидировано по решениям органов местного самоуправления. Остальные случаи — это вандализм, в т.ч. более 20 случаев осквернения захоронений, а не советских памятников! Ни один из виновников не понёс наказания за хулиганство. Практически не слышно официальной реакции польских властей. Только раз Совет охраны памяти борьбы и мученичества публично заявил, что осуждает такие действия по отношению к захоронениям, но даже тогда выразил «понимание» их мотивов. Что в результате? Отсутствие решительной реакции польских властей убеждает этих хулиганов, что такие деяния допустимы и даже правильны. Пора понять, что это неприлично, а вся ситуация ненормальна. Это бьёт по достоинству и престижу самой Польши.

То есть по-вашему в Польше царит русофобия?

Я никогда не встречал проявлений русофобии в личных контактах с простыми людьми. Но в публичном пространстве она правит бал – это очевидный факт. Похоже, быть русофобом в Польше очень выгодно. И наоборот, проблемы в Польше возникают у тех, кто призывает к согласию, началу диалога с Россией. Их сразу же обзывают «агентами Кремля» и «полезными идиотами». Я не помню, чтобы за те полтора года, что я работаю в Польше, в ведущих польских СМИ появился позитивный или хотя бы нейтральный материал о России.

Россию не волнуют темы, связанные с Польшей?

В России до прошлого года то, что я читал о Польше, было скорее позитивным или как минимум нейтральным. Не было таких негативных эмоций, какие я наблюдаю в Польше в отношении России. К сожалению, ситуация в последнее время очень сильно ухудшилась вследствие «войны с памятниками» и того, как польские власти отнеслись к 70-й годовщине Победы в прошлом году.

Показательной, к примеру, была реакция на планы мотопробега «Ночных волков» через Польшу. Из этого сделали большой скандал, потому что российские мотоциклисты хотели почтить память павших на полях сражений Второй мировой войны, причем вместе с польскими мотоциклистами.

Сейчас, когда я приезжаю домой, первый вопрос, который мне задают люди, касается как раз памятников и того, почему в Польше хотят переиначить историю.

В заявлении МИД России мы, однако, читаем, что действия ИНП, которые поддержала премьер-министр Беата Шидло, перечёркивают шансы на нормализацию отношений Кремля и Варшавы.

Реакция России резкая, потому что мы видим в инициативе ИНП политическую подоплеку - выражение позиции властей Польши по отношению к России, и это сильно отражается на наших отношениях. Они начали ухудшаться ещё при предыдущим польском правительстве, в т.ч. на фоне событий на Украине. Мы считаем, что проблема памятников была использована в политических целях. На протяжении многих лет, в т.ч. и после 1989 г., советские памятники в Польше никого особенно не беспокоили, а сегодня мы видим целую кампанию вокруг них. И это мы воспринимаем как свидетельство отсутствия заинтересованности в нормализации отношений с Россией.

Какие действия правительства Дональда Туска и Эвы Копач так негативно повлияли на отношения с Россией?

Можно здесь перечислить среди прочего поддержку Польшей санкций против России, позицию в пользу их сохранения и усиления. Польская сторона заморозила наши политические контакты, отменила Год Польши в России и Год России в Польше.

Польское правительство приняло решение об отмене Года России в Польше не без причины. Разъяснялось, что это следствие ситуации на Украине – аннексии Крыма Россией, а также уничтожения малазийского пассажирского самолёта.

Конечно, польская сторона ссылалась на Украину, но в кризисе на Украине виновата не Россия, а главным образом Запад, в том числе Польша. Обвинять Россию - значит перекладывать с больной головы на здоровую.

Можно ли в контексте нашего разговора сказать, что всё же может помочь выстроить лучшие отношения Кремля с Варшавой?

Мы готовы к нормальным, прагматичным, взаимовыгодным отношениям с Польшей, без предварительных условий, на основе взаимного уважения и честного учёта интересов друг друга. Что касается истории, очевидно, что мы видим её по-разному, так как смотрим на неё с разных сторон. Для наших отношений лучше оставить её в покое – за рамками политических дискуссий и избегать действий и высказываний, которые вызывают у другой стороны негативные эмоции и затрудняют развитие нормальных отношений между нашими странами. Это ненормально и неуместно, когда наша общая история преподносится так, как если бы ничего хорошего в ней не было. Один польский историк недавно сказал, что солдаты I и II армий Войска польского «не являются частью истории польского оружия». (Речь идёт о словах Славомира Ценцкевича – прим. ред.)

Часть поляков придерживается этого мнения.

Это очень горькие слова. Более 300 тыс. поляков воевало в Войске Польском на советско-германском фронте на завершающем этапе войны – они брали Берлин вместе с Красной Армией, водружали польский флаг над Берлином. И это поляки были единственными иностранцами, которые шли по Красной площади на Параде Победы в июне 1945 г.

Прямо рядом с нами проходит улица имени советского героя – Юрия Гагарина.

А много ли Вы можете ещё вспомнить таких примеров? К сожалению, это скорее исключение, подтверждающее правило.