Поиск

Погода

Яндекс.Погода

Яндекс.Погода

Карта сайта

 

Объявления

О порядке записи на прием в Генеральное консульство

Прием в Генеральном консульстве по всем вопросам осуществляется исключительно по предварительной записи через интернет по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru. При записи нескольких членов семьи каждый должен записываться отдельно. 

Запись по визовым вопросам также по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru (zapisać się w sprawie wizy (english version). 

В случае отсутствия возможности записаться на прием в Генеральное консульство на удобное для Вас время, просим обращаться в Российский визовый центр в Кракове, расположенный по адресу: Kraków, ul. Królewska 57, (Centrum Biurowe Biprostal S.A.; Klatka 1 / 1st floor). Телефон +48 (12) 425 60 66. Прием документов осуществляется ежедневно с понедельника по пятницу с 8-00 до 16-00.


Новости

Назад

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева газете «Речьпосполита» (Варшава) (опубликовано 10 августа 2017 года)

Вопрос. Господин Посол, Вы уже пакуете чемоданы?

С чего бы это?

Вопрос. Игорь Шишкин, влиятельный российский политолог, считает, что поскольку президент Дуда подписал закон, позволяющий ликвидацию памятников Красной Армии, дипломатические отношения с Польшей должны быть приостановлены.

Я не комментирую высказывания частных лиц. Решение о том, оставаться послу или нет, принимает Президент Российской Федерации.

Вопрос. Когда можно ожидать реакцию российской стороны на этот закон?

Когда будет решение, о нем будет объявлено.

Вопрос. Никаких временных рамок? Они нужны, чтобы в наших отношениях была хоть какая-то предсказуемость…

Решение последует своевременно – не раньше и не позже.

Вопрос. Аргументы польской стороны ясны: Красная Армия участвовала в разделе Польши 17 сентября 1939 г., потом безучастно стояла на восточном берегу Вислы, наблюдая, как немцы душат варшавское восстание, а весенняя кампания 1945 г. положила начало
45-летнему периоду оккупации страны. Россия согласна с таким подходом?

Нашу позицию по вопросу советских воинских мемориалов я излагал много раз и подробно – если хотите, можете прочесть на Интернет-сайте Посольства. Польская сторона наши доводы слышать не желает, и снова повторять их впустую не вижу смысла.

Другие перечисленные Вами темы к этому вопросу отношения не имеют. О них и о других проблемах нашей общей истории я говорил в своем выступлении в Радоме в январе 2016 г. – оно тоже есть на нашем сайте.

Вопрос. А может быть, тут возможен компромисс – перенос памятников в какое-то согласованное между обеими сторонами место или установка таблиц, разъясняющих обстоятельства поминаемых событий?

С польской стороны никто никаких компромиссов нам не предлагал. А между тем компромисс очевиден: поправки к т.наз. «закону о декоммунизации» не содержат прямого упоминания памятников советским воинам, речь там идет только вообще о запрете пропаганды тоталитарного строя. Достаточно просто признать, что эти памятники – не пропаганда коммунизма, а выражение благодарности погибшим воинам, благодаря которым Польша все еще существует.

Вопрос. Без них бы Польши сегодня не было?

Несомненно. При освобождении Польши в ее нынешних границах погибло 600 тыс. советских военнослужащих – это 55 % всех безвозвратных потерь Красной Армии в Европе за пределами СССР. В Польше тогда погибло наших солдат больше, чем в Германии и во всех других европейских странах вместе взятых.

Вопрос. Но чтобы достичь компромисса, Россия тоже должна была бы сделать какой-то жест – например, выступить с заявлением по поводу 17 сентября 1939 года. Только готова ли она к этому?

Ни о каком компромиссе речи нет, это политический выбор польской стороны. На протяжении 20 лет после заключения в 1994 г. российско-польского соглашения [о захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий] никто не ставил под сомнение неприкосновенность этих памятников. Всегда, когда мы обращались по этим вопросам, польский Совет охраны памяти борьбы и мученичества принимал необходимые меры для поддержания памятников Красной Армии в надлежащем состоянии. С 2014 г. вдруг все изменилось. Оказалось, что за пределами кладбищ эти памятники являются символами чего-то предосудительного. Почему? Где об этом написано в соглашении 1994 года?

Вопрос. Известно, что произошло: оккупация Крыма, война в Донбассе, ощущение угрозы со стороны России…

И какое отношение это имеет к памятникам и памяти об освобождении и спасении Польши в 1944-45 гг.? Никакого.

Вопрос. В любом случае конфликт возник при правительстве «Гражданской платформы» (ГП)?

Начался при правительстве ГП и Польской крестьянской партии, а партия «Право и справедливость» [пришедшая к власти в Польше в 2015 году] приняла эстафету и довела дело до принятия соответствующего закона.

Вопрос. И теперь, значит, мы имеет дело с эскалацией конфликта?

Так и есть.

Вопрос. В российских СМИ Польша представляется в очень плохом свете. Вы не боитесь, что даже если политические отношения когда-нибудь выправятся, очень трудно будет восстановить отношения между нашими обществами?

Давайте уж справедливости ради скажем, что в польских СМИ о России пишут и говорят куда больше и хуже, чем в российских СМИ – о Польше.

А вопрос памятников, конечно, будет тяжелым испытанием для отношений между нашими народами. Если сотни памятников в течение года будут снесены – при одобрительном или равнодушном отношении местных органов власти и населения, – то это, конечно, будет воспринято российским обществом вовсе не как «борьба с коммунистической пропагандой», а как жестокое оскорбление памяти наших предков, проявление действительного отношения в Польше к России и российскому народу.

И это, Вы правы, вероятно, будет иметь куда более глубокие последствия, чем те или иные практические меры, которые могут быть приняты в ответ на этот польский закон.

Вопрос. О скольких памятниках идет речь?

В 1997 г. Совет охраны [памяти борьбы и мученичества] под руководством А.Пшевозьника и наше Посольство составили список таких памятников вне территории захоронений. Их было 561. Сейчас руководитель бюро охраны памяти борьбы и мученичества Института национальной памяти Адам Сивек говорит, что их осталось 230.

Вопрос. А что стало с остальными?

Хороший вопрос. Когда в 2014 г. коллеги из польского МИД сказали нам, что в Польше имеется уже только 290 памятников Красной Армии, мы спросили, как же так получилось, что 17 лет тому назад их было вдвое больше, а по соглашению 1994 г. нас должны были информировать обо всех изменениях, их касающихся. Никакого ответа мы не получили. А потом появилась теория «символических» памятников, согласно которой и объяснять ничего не надо, потому что на них, мол, соглашение 1994 г. не распространяется.

Вопрос. А сколько польских памятников в России подпадает под соглашение 1994 г.?

Согласованного списка до сих пор нет. По нашим оценкам, таких объектов (мемориалов, памятников, памятных таблиц) может быть более 200.

Вопрос. Кому они посвящены?

Все знают о мемориалах в Катыни, Медном. Но ведь поляки жили во всех уголках Российской Империи и Советского Союза, многие из них оставили заметный след в российской политике, экономике, науке, культуре, на государственной и военной службе. Вот, например, любопытный факт: в 1915 г. Варшавский университет был эвакуирован в Ростов-на-Дону, его профессура, преподаватели, студенты стояли у истоков нынешнего Южного федерального университета. Там есть посвященная этому памятная таблица.

Вопрос. А сейчас, раз Польша разорвала соглашение 1994 г., что будет с этой таблицей?

Польша соглашение 1994 г. не разрывала, хотя между нами есть принципиальные разногласия в его толковании. Не разрывала его и Россия.

Вопрос. Когда Россия закончит расследование смоленской катастрофы и возвратит обломки «Туполева»?

На тему смоленской катастрофы я уже сказал все что мог – эти материалы можно найти в специальном разделе сайта нашего Посольства – и больше ничего говорить не буду, пока не появится что-то новое. Точка.

Вопрос. Однако новое есть: комиссия под руководством министра обороны Антони Мачеревича признала, что на борту самолета взорвалась термобарическая бомба. Трудно не признать, что предположение о покушении, осуществленном Россией, – это очень серьезное обвинение.

И что в этом нового? Г-н Мачеревич на этом давно настаивает, но доказательств как не было, так и нет. Говорить здесь не о чем.

Вопрос. Дональд Трамп пообещал сохранение американских войск в Польше, скоро будет введена в эксплуатацию база ПРО в Редзикове. Как на это ответит Россия? Разместит ядерные ракеты «Искандер» в Калининградской области?

Угрозы со стороны России, которой оправдывается размещение в Польше войск НАТО, в т.ч. американских, не существует. Тем не менее это происходит, напряженность возрастает. Российская сторона принимает такие меры, которые необходимы и достаточны для обеспечения нашей безопасности, в т.ч. Калининградской области.

Вопрос. Но если нет угрозы, зачем Россия вскоре организует у границ Польши военные учения «Запад» с участием небывалого до сих пор числа военнослужащих? Говорят, что часть из них останется в Белоруссии уже на постоянной основе…

Мне об этом не известно. А сами учения – это нормальная практика, необходимая для поддержания боеготовности наших вооруженных сил.

Вопрос. Владимир Путин в последний раз был в Польше восемь лет назад, участвовал 1 сентября 2009 г. в мероприятиях в связи с 70-й годовщиной начала Второй мировой войны. Какие существуют перспективы возобновления политических контактов между нашими странами?

Сейчас политические контакты между Россией и Польшей заморожены, нет встреч на уровне министров, членов парламентов. Польша приняла такое решение весной 2014 г. после воссоединения Крыма с Россией и обострения кризиса в Донбассе. Не действуют Межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, Форум регионов, Форум общественности и другие форматы.

Вопрос. Но Витольд Ващиковский направлял в Москву своего заместителя, пробовал установить контакт.

Это так, заместитель министра М.Жулковский был в Москве дважды в 2016 г., встречались наши заместители министров транспорта и экономического развития. Но пока эти контакты не привели к изменению качества наших отношений.

Вопрос. Каковы условия возобновления политических контактов?

Условия выдвигает польская сторона. Мы пока никаких условий не ставим. Что будет дальше, не знаю.

Вопрос. Такое состояние отношений затрудняет контакты России с ЕС в целом?

Мне трудно говорить об отношениях России с ЕС в целом, это не моя компетенция.

Вопрос. Малое приграничное передвижение с Калининградской областью прекратилось в июле 2016 г. Каковы перспективы его возобновления?

С нашей стороны препятствий нет. Вопрос надо задавать польской стороне.

Вопрос. Несмотря на введенные против России санкции, «Северный поток-2» появится?

Если Германия и другие страны Западной Европы, получающие российский газ, будут заинтересованы в увеличении закупок этого сырья по выгодным ценам, обеспечении стабильности поставок, то появится. А по моим впечатлениям на данный момент, они заинтересованы. Не знаю, сумеют ли США убедить эти государства, что им следует покупать более дорогой американский сжиженный газ и отказаться от более дешевого российского.

Мы считаем, что в этих вопросах следует руководствоваться рациональным хозяйственным подходом. Это польская сторона все время ссылается на соображения, которые с экономическими расчетами ничего общего не имеют. Вопрос в том, будет ли основным фактором свободная конкуренция или политические соображения, давление со стороны главного союзника.

Вопрос. Как выглядят экономические и культурные связи между нашими странами?

В этом году ситуация несколько лучше, чем в прошлом. Начал расти товарооборот, благодаря улучшению международной конъюнктуры. Культурные обмены развиваются слабо, потому что в нынешней политической ситуации ощущается нехватка государственной поддержки. По-прежнему проходят кинофестивали «Висла» в Москве и «Спутник» здесь, но кроме них немногое можно упомянуть.

Вопрос. Польша для Кремля – это часть «ближнего зарубежья»?

Мы соседи.

Вопрос. Речь о термине, определяющем границы сферы влияния, которую бы хотела иметь Москва…

В нашем официальном лексиконе такого термина нет – может быть, у политологов…

Вопрос. Россия окончательно смирилась с тем, что Польша – часть Запада?

Что Вы имеете в виду? Признаем ли мы, что Польша входит в НАТО и ЕС? Конечно. При чем тут «смирилась – не смирилась»? Это просто факт. Мы реалисты и не витаем в альтернативной, виртуальной действительности.

Вопрос. А Украина – это Запад?

(Смеется.) Украина от России находится на юго-западе.

Вопрос. Но Россия реагировала бы на принятие в НАТО Украины иначе, чем на принятие Польши…

Насколько я знаю, о членстве Украины в НАТО сейчас речи нет.

Вопрос. Президент Порошенко этого добивается.

Хотеть не вредно.