Поиск

Погода

Яндекс.Погода

Яндекс.Погода

Карта сайта

 

Объявления

О порядке записи на прием в Генеральное консульство

Прием в Генеральном консульстве по всем вопросам осуществляется исключительно по предварительной записи через интернет по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru. При записи нескольких членов семьи каждый должен записываться отдельно. 

Запись по визовым вопросам также по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru (zapisać się w sprawie wizy (english version). 

В случае отсутствия возможности записаться на прием в Генеральное консульство на удобное для Вас время, просим обращаться в Российский визовый центр в Кракове, расположенный по адресу: Kraków, ul. Królewska 57, (Centrum Biurowe Biprostal S.A.; Klatka 1 / 1st floor). Телефон +48 (12) 425 60 66. Прием документов осуществляется ежедневно с понедельника по пятницу с 8-00 до 16-00.


Новости

Назад

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева польскому Интернет-порталу Eastbook.eu (состоялось 10 июля 2017 г., опубликовано 29 августа 2017 г.)

Вопрос. Вы очень хорошо говорите по-польски. Вы учили язык уже в Польше?

Нет, начал учить еще в Москве, за год до приезда в Варшаву, а потом продолжал в Польше.

Вопрос. Вы читаете польские книги, газеты?

В основном газеты и журналы. Стараюсь читать выходящие в Польше книги о польско-российских отношениях. За последнее время с интересом прочел книгу П.Сквечиньского «Комплекс России», до того – книги В.Модзелевского «Польша-Россия. Что дальше?» и Б.Лаговского – «Польша, больная Россией». Сейчас читаю записанные Р.Валенчаком беседы А.Вербляна и К.Модзелевского «Народная Польша». Очень интересно. Очень понравился исторический роман Яна Энгельгарда «Проклятие генерала Деникина».

Вопрос. Вы следите за польским кино и театром?

Конечно, я видел фильмы «Смоленск» и «Волынь». Недавно смотрел «Искусство любви», раньше – «Боги» и «Питбуль».

Вопрос. Чем работа в Польше отличается от других посольств, где Вы работали раньше – в Норвегии, Мозамбике, Анголе, где Вы занимались мирным процессом?

Вообще говоря, я не хотел бы сопоставлять работу в разных странах, где мне довелось служить. Каждая из них – это очередной этап жизни и дипломатической службы. Их трудно сравнивать. Главное – везде стараться как можно профессиональнее выполнять свои обязанности.

Вопрос. Какие перед Вами задачи в Польше?

Как всегда и везде – защищать интересы Российской Федерации.

Вопрос. А какие интересы Российской Федерации в Польше?

Создание наиболее благоприятных условий для развития нашей страны, укрепление международных позиций и безопасности России, защита законных прав и интересов российских граждан.

Вопрос. В одном из интервью Вы сказали, что польско-российские отношения сейчас самые плохие с 1945 года.

Это так.

Вопрос. Что должно произойти, чтобы это положение изменилось? По-вашему, это возможно?

Конечно, возможно. Если только польская сторона проявит политическую волю. Между нашими государствами нет проблем, которые мы бы не смогли преодолеть. Польская сторона, однако, увязывает нормализацию наших отношений с рядом условий, которые с польско-российскими отношениями прямо не связаны, – Украина, санкции и т.д.

Вопрос. Что должна сделать Варшава, чтобы Москва восприняла это как сигнал, что Польша хочет более теплых отношений с Россией?

Если исходить из того, что наши отношения еще были более-менее нормальными до 2014 года, то, очевидно, дело в тех решениях, которые Варшава принимала с весны 2014 года. Польская сторона заморозила политический диалог, контакты на уровне министров, между парламентами, прекратила нормальное обсуждение имеющихся между нами вопросов. В этой связи прекратила работу наша межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, которая возглавляется с обеих сторон министрами. Польша поддержала введение антироссийских санкций, с этим были связаны наши ответные меры. Пострадало культурное сотрудничество – были отменены Год России в Польше и Год Польши в России, в то время как, например, российско-британское культурное сотрудничество развивается как и раньше. То же самое с Германией или Францией.

Вопрос. Польша хотела возобновить работу польско-российской Группы по сложным вопросам.

На эту тему мы уже объясняли свою позицию.

Группа по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений, создавалась в свое время под эгидой МИД наших стран с конкретной целью – освободить политический диалог от трудных исторических вопросов, передав их на рассмотрение профессиональным историкам. Сейчас политического диалога нет. Раз так, нет смысла и в существовании этой группы под эгидой МИД.

По существу же Группа свою миссию выполнила. Она пыталась придти к согласию по сложным вопросам нашей общей истории в XX веке, но не получилось. В результате ее работы в 2010 году опубликована очень серьезная и полезная книга «Белые пятна – черные пятна», которая, однако, показала, что мы по-разному воспринимаем историю. У нас на нее свой взгляд, у вас – свой. Раз так, надо исторические вопросы оставить в стороне и заниматься практическими делами…

Это не значит, что мы как-то ограничиваем или недооцениваем важность сотрудничества между российскими и польскими историками. Они в постоянном контакте, участвуют в научных конференциях, обмениваются взглядами, дискутируют и т.д. Это нормальный процесс.

Вопрос. Сейчас политический диалог опять тормозится историческими вопросами…

С польской стороны.

Вопрос. Мне кажется, что предпринятая Варшавой попытка возрождения Группы, окончившаяся неудачей из-за решения России, была примером того, что Варшава хочет говорить на трудные темы, а Россия – нет.

Не видим смысла тратить время на обсуждение этих тем в рамках политического диалога, снова и снова переливать из пустого в порожнее. Ясно, что в настоящее время придти к согласию по спорным историческим вопросам мы не можем. Я подробно говорил на эти темы в своих выступлениях в Радоме в январе 2016 г. и в Ольштыне в марте с.г. – они есть на сайте нашего Посольства.

Вопрос. А что имеет смысл с российской точки зрения?

Заниматься конкретными текущими делами.

Вопрос. А конкретно? Есть какие-то общие польско-российские интересы?

Конечно, есть. Вопросы экономического, культурного сотрудничества, да и в политической сфере есть вопросы, по которым мы могли бы сотрудничать – было бы желание.

Вопрос. А как с Вашей точки зрения выглядит польско-российское сотрудничество на региональном уровне?

По-разному. Общая атмосфера в наших отношениях влияет и на сотрудничество между регионами. Я уже не говорю про приостановку малого приграничного передвижения между Калининградской областью и соседними польскими регионами. Мне известно о многих случаях, когда местные власти предпочитали пока на всякий случай воздерживаться от контактов с российскими партнерами.

Вопрос. Так может быть, дела обстоят лучше у неправительственных организаций? Есть какие-то НПО, которые влияют на улучшение польско-российских отношений?

Я лучше не буду называть такие организации, а то как бы им это не вышло боком.

Вопрос. В будущем году в России пройдет чемпионат мира по футболу. Будут ли какие-нибудь изменения в процедуре выдачи виз болельщикам из Польши, выезжающим на матчи в Россию?

Не только из Польши, но и со всего мира. На сайте нашего консульского отдела размещена информация о т.наз. «паспортах болельщика». Каждый болельщик, покупающий билет на матч ЧМ, может оформить себе «паспорт болельщика». Владелец такого паспорта получает право въезда на территорию России без визы, а также другие возможности – например, проезда между городами, где будут проходить матчи, специальными поездами. Во время Кубка Конфедерации все это работало безупречно.

Вопрос. Как Вы оцениваете визит Трампа в Польшу?

Никак. Это вопрос польско-американских двусторонних отношений.

Вопрос. К нашим отношениям, однако, относится высказывание депутата от КПРФ о том, что надо разорвать дипломатические отношения с Польшей. Позднее появилась другая концепция, что разрывать их не надо, а есть другие методы воздействия на Польшу, в т.ч. санкции. Так следует ли нам ожидать российских санкций?

Эти высказывания дают ясное представление о том, как в России воспринимают проект поправок к т.наз. «закону о декоммунизации» (беседа проходила до подписания этих поправок Президентом Польши). Что же до нашей официальной позиции по вопросам внешней политики, то в России это прерогатива Президента Российской Федерации и МИД. Если решение будет принято, о нем будет объявлено.

Вопрос. Хотел бы еще спросить о проекте канала через Вислинскую косу. Губернатор Калининградской области не очень благожелательно высказывается на эту тему. А какое Ваше мнение?

Я слышал, что экологи – и российские, и польские – выражают опасения по поводу возможного негативного воздействия этого проекта на флору и фауну Вислинского залива. Кажется, есть соглашение, регулирующее порядок рассмотрения таких вопросов в регионе Балтийского моря. Но я не эксперт, такие вопросы должны оценивать специалисты.

Вопрос. Скоро Польша и Россия будут сотрудничать в Совете Безопасности ООН. Раз Вы считаете, что наши отношения настолько плохие, как будет по Вашему мнению складываться наше сотрудничество?

Посмотрим. Скоро состоятся консультации по этим вопросам на уровне заместителей министров иностранных дел России и Польши (прошли в Москве 25 июля с.г.), после них будет больше ясности.

Вопрос. Почему на организованных нашим порталом 16 июня дебатах Вы решили взять слово? Честно говоря, мы Вас не ждали на нашей конференции. Согласитесь, нечасто посол приходит на такие мероприятия.

Мне было интересно послушать дискуссию г-на Вацлава Радзивиновича и г-жи Ариадны Рокоссовской. Они давно и хорошо друг друга знают. Я надеялся, что обсуждение получится конструктивным. К сожалению, не получилось. Ваша инициатива в любом случае заслуживает одобрения, просто, видимо, в нынешней обстановке, не стоило питать чрезмерных ожиданий.