Поиск

Погода

Яндекс.Погода

Яндекс.Погода

Карта сайта

 

                                             

                                              

 

                           

   

                                             

                                              

                                              

     

 

                                                        

                                                        

                                                       

                                                        

                                                        

                                                           

 

 

 

Объявления

Вниманию российских граждан, находящихся в Польше

 

О легализации пребывания при отсутствии возможности покинуть территорию Польши

Иностранные граждане, которые по не зависящим от них причинам не могут покинуть территорию Польши, могут подавать заявления о продлении срока действия визы или получении разрешения на временное проживание в связи с возникновением обстоятельств, препятствующих их своевременному выезду с территории Республики Польша.

Подробную информацию о том, как продлить срок действия визы, а также бланки заявлений Вы найдете по следующей ссылке.

Информацию о том, как получить разрешение на временное проживание в связи с возникновением обстоятельств, требующих кратковременного пребывания на территории Республики Польша, а также бланки документов Вы можете найти по следующей ссылке.

Заявление как на продление срока действия визы, так и на выдачу разрешения на временное проживание в связи с возникновением обстоятельств, требующих кратковременного пребывания на территории Республики Польша, необходимо подать до истечения срока легального пребывания иностранного гражданина в Польше. В этом случае пребывание на ее территории в течение периода рассмотрения заявления будет считаться легальным. Документы необходимо направить в воеводское управление по почте заказным письмом. Направление документов таким образом до истечения срока легального пребывания иностранного гражданина в Польше служит подтверждением соблюдения срока подачи документов, а также даёт возможность легального пребывания на территории Польши до завершения рассмотрения заявления.

Варшава, 27 марта 2020 г.


 

О ПОРЯДКЕ ЗАПИСИ НА ПРИЕМ В ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО РОССИИ В КРАКОВЕ

 

Прием посетителей в Генеральном консульстве России в Кракове осуществляется исключительно по предварительной записи через систему электронной очереди.

По каждому консульскому вопросу, а также для каждого члена семьи должна производиться отдельная запись в электронной очереди http://krakow.kdmid.ru.

Запись по визовым вопросам осуществляется по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru (zapisać się w sprawie wizy  / appointment for visa application). 

В случае отсутствия возможности записаться по вопросу оформления виз на удобное для Вас время, рекомендуем обращаться в Российский визовый центр в Кракове (расположен по адресу: Kraków, ul. Królewska, 57 (Centrum Biurowe Biprostal S.A.; Klatka 1 / 1st floor)). 

Телефон +48 (12) 425 60 66

Дополнительные телефоны (Helpline): (12) 425 60 65; (22) 102 17 35; (22) 397 17 87.

Прием посетителей по вопросам оформления заграничных паспортов, нотариата, ЗАГС, а также выдачи различного рода справок осуществляется по понедельникам, средам и пятницам с 8.30 до 12.30 и с 14.00 до 15.00; по вопросам гражданства по вторникам и четвергам с 8.30 до 12.30 и с 14.00 до 15.00.

Все консульские действия, за исключением оформления свидетельств на въезд (возвращение) в Российскую Федерациювыдачи готовых паспортов, а также оформления актов о личной явке (пенсионный вопрос),  выполняются только по предварительной записи через систему электронной очереди


Новости

Назад

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева корреспонденту польского Интернет-портала Onet.pl В.Юрашу (состоялось 27 февраля 2019 г., опубликовано 5 августа 2019 г.)

С.В.Андреев: Добро пожаловать в Посольство России в Варшаве.

Я из принципа не отказываюсь, когда меня просят об интервью, но прошу подумать, есть ли что-то такое, чего я еще не говорил. Все возможные вопросы уже задавались, я на них много раз отвечал. Все это можно найти на странице Посольства в Интернете. Есть ли у Вас какие-то новые вопросы?

В.Юраш: Боюсь, что нет. Но, может быть, все же попробуем. Вы уже несколько лет посол в Польше…

Четыре с половиной года.

Представим, что я не имею понятия о международной политике, но являюсь неисправимым оптимистом и хочу начать наш разговор с чего-нибудь позитивного. Что позитивного происходит в российско-польских отношениях?

В официальных, межгосударственных отношениях?

Конечно, я говорю не об отношениях между людьми.

По-моему, ничего позитивного не происходит.

Хорошенькое начало интервью…

А что в этом нового? Я приехал сюда в 2014 г., уже после ухудшения наших отношений, и с тех пор ничего в лучшую сторону не меняется.

А Вы видите возможность выправления этих отношений?

Я всегда повторяю, что препятствий для их выправления – конечно, до известной степени – нет. Во всяком случае с нашей стороны. Это польская сторона решила заморозить политические контакты между нашими странами, поддержать антироссийские санкции, культурные связи тоже пошли на спад. Все, что здесь нужно, – это добрая воля. Но такой воли с польской стороны нет – так что имеем то, что имеем.

А по самым скромным оценкам, у нас могут быть нормальные, дипломатичные отношения, как раньше?

Как раньше, конечно, нет, потому что слишком много чего произошло за последние годы, но можно отказаться от «мегафонной дипломатии», т.е. использования некорректной риторики, которую мы вынуждены выслушивать ежедневно, возобновить диалог, расширять контакты между людьми, культурные, экономические связи, не увязывая их с политическим контекстом. Яркий пример такого увязывания – отношение польской стороны к проекту «Северный поток–2» – политизированное, перегруженное необоснованными претензиями. При наличии доброй воли многое можно сделать, но такой воли нет.

Ни Россия, ни Польша не изменят позиций по «Северному потоку», Украине, размещению американских войск, развертыванию «Искандеров» в Калининградской области…

Не стоит так пессимистично смотреть на военно-политические вопросы. Мы давно готовы к их обсуждению, это был бы первый шаг к восстановлению хотя бы минимального доверия между нами и Западом. Нам нужно понимать позиции друг друга, минимизировать напряженность, снижать риски случайностей, которые имели бы катастрофические последствия. Я не считаю, что это безвыходная ситуация.

Тут мы расходимся, т.к. я считаю, что есть определенный очень конкретный повод, из-за которого укрепляется восточный фланг НАТО. То, что Вы называете причиной плохих отношений, я рассматриваю как реакцию. Я, к сожалению, настроен более пессимистично, но может быть, я ошибаюсь. Вы очень опытный посол, возможно, Вы меня убедите. Говорят, что дипломаты делятся на послов и всех остальных ...

Что Вы имеете в виду?

Послы – это элитарный клуб внутри элитарного дипломатического клуба.

У нас почти все послы были простыми дипломатами и преодолели все ступени дипломатической карьеры, так что никакой принципиальной разницы я здесь не вижу.

А у нас по-другому. Возвращаясь к нашей беседе, однако, предположим, что это Вы ошибаетесь и что военно-политические вопросы окажутся неодолимым препятствием. Видите ли Вы другие области, в которых можно было бы достичь нормализации наших отношений?

У меня нет определенного ответа на этот вопрос. Как я уже говорил, все зависит от политической воли. Пока с польской стороны такой воли нет. Напротив, Польша и своих союзников убеждает, что нормализация отношений с Россией – дело ненужное и вредное.

Господин посол, представьте себе, что Вы работник польского МИД и наблюдаете военную активность России у нашей восточной границы и присутствие российских войск на Украине.

Наших войск на Украине нет.

Есть.

Нет.

Как простой польский дипломат стали бы Вы рекомендовать своему министру иностранных дел нормализацию отношений с Россией?

Я просто не вижу повода для необоснованных страхов. Военные бюджеты стран НАТО в 20 раз больше, чем у России. Численность войск НАТО только в Европе больше, чем всего их есть у России. Военное превосходство НАТО неоспоримо. Кроме того, зачем России нападать на Польшу? Какой в этом смысл? Это был бы путь к большой катастрофе. Давайте смотреть на вещи разумно.

Многолетний посол России на Украине Виктор Черномырдин, наверное, то же самое говорил украинцам…

Виктор Степанович Черномырдин был выдающимся государственным деятелем и мудрым человеком, на Украине его уважали и даже любили. Он старался развивать сотрудничество и налаживать хорошие контакты с Украиной. Кто же мог предвидеть, что украинские элиты окажутся настолько безответственными, что доведут дело до государственного переворота? Одни его допустили, другие совершили, известны и те, кто ему попустительствовал, – вот и получили то, что имеем…

Какая архитектура безопасности устроила бы как Россию, так и Польшу?

А какая архитектура безопасности устроила бы Польшу? Судя по тому, что я здесь ежедневно слышу и читаю, – только стопроцентное доминирование НАТО во главе с США. А в книге нынешнего директора Польского института в Москве Петра Сквечиньского я прочел, что подавляющее большинство поляков устроило бы существование только такой России, которая бы сжалась до границ Московского княжества…

Петр Сквечиньский писал это, критикуя, а не поддерживая такой подход. И раз уж о нем зашла речь – приехав в Москву, он столкнулся с очень неприязненным приемом со стороны российского телевидения. Это, наверное, странный способ встречать дипломата соседней страны.

Ничего не поделаешь. Российские журналисты видят в нем известного польского публициста, специалиста по России, публично выступавшего с известных позиций и именно на эти позиции они реагируют.

Российские власти не оказывают влияния на российское телевидение?

А в Польше правительство контролирует Польское телевидение (ТВП)?

Ну да, понимаю.

Напомню Вам прошлогоднюю историю, когда на государственном канале ТВП в программе М.Рахоня изображение Президента России В.В.Путина демонстрировалось на фоне скрещенных костей, как в эмблеме SS, а буквы «s» в надписи «Achtung Russia» тоже были стилизованы под эсэсовскую символику. Мы запросили разъяснения у МИД Польши, а он в свою очередь – у ТВП. В итоге ответ со ссылками на «свободу творчества» (который нас, конечно, совершенно не удовлетворил) мы получили не от польских властей, а от ТВП. Вот и у нас СМИ проводят собственную редакционную политику.

Т.е. мы установили, что СМИ независимы.

Знаете, я в независимость журналистов не очень верю. Даже если Вам кажется, что Вы независимы, есть редакционная политика – не только на ТВП, но и у «Газеты выборчей», ТВН или – прошу прощения – «Онета»…

Я как раз пишу то, что считаю правильным…

Вы можете написать, а редакция может Ваш текст не пропустить. Вы сами отлично знаете, что писать можно, а чего нет.

Это не так выглядит, но оставим эту тему. Господин посол, почему в Польше пророссийскими являются только люди с политической периферии? Упомяну Матеуша Пискорского…

Хорошо, что Вы его вспомнили, а то все о нем забыли, а он три года провел в заключении без приговора…

Я как раз критиковал его взгляды, когда он был на свободе, а потом писал, что три года под арестом – это скандал. Возвращаясь, однако, к существу вопроса – зачем Москве поддержка такого маргинального политика?

А Вы его знаете?

Я с ним познакомился в Москве году в 2006-2007 в «Президент-отеле». Он там был с несколькими россиянами, которые, узнав, что я из польского посольства, стали держаться от меня подальше.

Я с М.Пискорским познакомился после приезда в Польшу в 2014 г., очень хорошо к нему отношусь. Он верит в то, что говорит. Конечно, его мнение не совпадает с позицией польского политического и медийного «мейнстрима», он открыто говорит о необходимости хороших отношений с Россией, но это не повод обвинять его в шпионаже…

Я тоже подозреваю, что его деятельность скорее способствовала отвлечению внимания от настоящих шпионов.

Я не знаю, что Вы имеете в виду, но Вы же видите, что любого, кто говорит о необходимости нормализации отношений с Россией, тут же объявляют «агентом Кремля», «пятой колонной», «полезным идиотом» и т.п. Причем и со стороны властей, и со стороны оппозиции. Это ненормально. Люди, которые заботятся о своей карьере, боятся даже разговаривать с россиянами.

Я разговариваю и даже припарковал автомобиль на территории вашего посольства.

Вы смелый человек.

Господин посол, когда я работал в Москве, исходил из того, что российская контрразведка следит за нашим посольством. Надеюсь, что наша контрразведка следит за вашим. Раз так, неважно, войду я в посольство или въеду. Вернемся, однако, к тем страхам перед Россией, о которых Вы упоминали. Если поляки боятся России, есть два варианта: или полякам это приносит выгоду, или есть реальные причины такого поведения. Как Вы думаете?

Конечно, полякам это невыгодно, но после обострения украинского кризиса многие политики решили использовать эту ситуацию для объединения всего Запада против России.

Была такая поговорка, что у Польши отношения с Германией лучше, чем с Россией, но с русскими лучше, чем с немцами. Только этого скоро уже не будет, потому что вы Польше не выражаете даже минимальной симпатии и уважения. Ссылаясь на пример Вилли Брандта, я не говорю, что Москва должна встать на колени, но есть такие вопросы, как Катынь, «польская операция» НКВД – нет даже никаких жестов. Существует контраст между сердечностью простых россиян и твердой, непримиримой позицией властей России в отношении нашей истории.

А какие вопросы требуют выяснения?

Захоронения, доступ к архивам. Обычные жесты, чтобы то, что есть хорошего в россиянах, не стало совершенно несущественным. Есть вопрос возвращения обломков «туполева». Я понимаю, что сейчас вам выгодно их держать у себя, потому что вы таким образом манипулируете польской политикой, но в перспективе десятилетий это не может быть России выгодно, потому что вы выкопаете ров между нашими народами.

Скажите, а в Польше про этот «ров» задумывались, когда начинали кампанию по сносу памятников советским воинам, погибшим при освобождении вашей страны?

Если бы в Польше отказались от теорий заговора в связи со смоленской катастрофой, обломки давно были бы в Польше. Не следует искать других причин, по которым обломки остаются в России. К сожалению, вы в Польше упорно ищете следы заговора и не желаете признавать результаты расследования. Мы бы расследование давно закончили, но пока оно не завершено, по закону отдать обломки не можем.

Что касается отношений между людьми, проблем нет. Особенно между людьми старших поколений, у нас похожий менталитет. Но не надо питать иллюзии. Отношения хорошие, пока речь не заходит об истории и политике. Политические предпочтения поляков очевидны, а в СМИ мы наблюдаем всепроникающую русофобию. На историю у нас зачастую диаметрально разные взгляды. По многим историческим вопросам мы, наверное, никогда не придем к согласию. Надо это признать. Считаю, что историю лучше оставить за рамками политического диалога.

А Группе по сложным вопросам удалось чего-нибудь достичь?

Она работала, старалась, опубликовала книгу «Белые пятна – черные пятна», которая показала, что у нас разные взгляды на историю XX в. Я так скажу: исторические вопросы в наши политические отношения всегда вбрасывала польская сторона, а мы на том этапе не отказывались от диалога на исторические темы ради поддержания хороших контактов, была создана та самая Группа по сложным вопросам. Но сейчас ситуация диаметрально изменилась. После того, что в Польше сотворено с нашими местами памяти, о диалоге уже речи нет. Есть вопросы закрытые – как, например, Катынь, – где все оценки уже даны, и этот вопрос мы считаем политически закрытым. «Польская операция» НКВД – это вопрос не вашей, а нашей истории, там речь о советских гражданах. А что до жестов, должно быть ясно, что в нынешней обстановке жестов никаких не будет, т.к. атмосфера им не благоприятствует.

Что касается советских кладбищ, Вы признаете, что Польша о них заботится и они в хорошем состоянии?

По-разному бывает. Официальная позиция польских властей, действительно, состоит в том, что кладбища необходимо сохранять и охранять, но случаи вандализма повторяются регулярно, например, последний – в Новом Сонче.

Вы, наверное, знаете, почему демонтирован памятник генералу Черняховскому. Он не был только офицером. Он участвовал в захвате солдат Армии Крайовой (АК), многих из которых потом расстреляли.

Их не расстреляли, не говорите ерунды. Солдатам АК, интернированным в Вильнюсе, был предоставлен выбор: вступить в Войско Польское и вместе с Красной Армией сражаться с немцами – так поступил, например, отец президента Коморовского, он дошел до Берлина; кто не желал – был интернирован. Никто их «к белым медведям» не ссылал, содержались они примерно в 100 км от Москвы и в подавляющем большинстве вернулись домой. Так что не надо обвинять Черняховского в том, чего он не совершал. А во-вторых, Черняховский в той ситуации действовал так, как должен был. Как он мог оставить у себя в тылу вооруженных людей, которые Красной Армии подчиняться не хотели, а подчинялись правительству в Лондоне, с которым мы отношений не поддерживали? Какая армия в военных условиях допустила бы пребывание у себя в тылу таких неподконтрольных вооруженных формирований?

Прежде чем перейти к историческим темам, мы говорили о компромиссе. Мы хотели бы видеть Украину на западе – Россия совсем наоборот. Представим себе – чисто гипотетически – компромисс: Украина и Белоруссия ни на западе, ни в российской сфере влияния. Для них это будет выгодно, потому что они что-то получат и от вас, и от нас. Мы их не будем тянуть в НАТО и ЕС, а вы не будете посылать солдат в отпуск на Украину и самолеты в Белоруссию. Это хороший компромисс?

Нам со всеми странами нужны нормальные отношения, а не навязывание им выбора силой или посредством экономического давления – или вы с Западом, или с Россией, как это было на Украине.

А может быть, позволить Украине самой, например, в течение 50 лет решить, где она хочет быть?

Почему через 50 лет? Пусть в любой стране люди сами решают свою судьбу. На Украине, в Белоруссии, в Сирии – в соответствии с конституцией, а не по «законам» майданов и государственных переворотов.

Так как же, господин посол, Вы представляете себе компромисс?

У меня нет рецепта универсального компромисса на все случаи жизни. Надо нормально разговаривать, уважая интересы друг друга.

А как бы Вы реагировали на такой компромисс: вместо «Северного потока–2» сооружается газопровод через Белоруссию или Украину и Польшу?

Так ведь был такой проект, но вы же от него отказались.

Можно всегда предложить снова.

 «Северный поток–2» будет построен. Работы уже ведутся. Но если спрос на российский газ будет расти, можно и об этом подумать. В Польше, правда, заинтересованности в этом нет, вы предпочитаете покупать газ у других – он хотя и дороже, но зато «правильный», потому что не российский.

Т.е. Вы представляете себе такой вариант? Вы достроите «Северный поток–2», а потом возьметесь за строительство нового газопровода?

Почему бы нет? По всем прогнозам потребность в газе будет расти.

Я слушаю то, что Вы говорите, и иногда у меня возникает впечатление, что Вы так по-человечески устали от работы в Польше.

Я читал Ваш комментарий к нашему предыдущему интервью (на телеканале «Полсат Ньюс-2») – Вы в нем написали, что я не понимаю, чем мне тут заниматься.

Я хотел, чтобы мой комментарий был шутливым и доброжелательным, а не желчным.

Не уверен, что это поняли Ваши читатели.

У меня умные читатели. Но если Вы восприняли то, что я написал, как выпад, прошу прощения.

Мне скучать не приходится. Нигде раньше я так долго не работал. В Норвегии я был послом 4 года, в Анголе – 3, здесь я почти 5 лет. Я не чувствую себя уставшим, мне здесь не скучно, и на нехватку дел тоже жаловаться не приходится. Хотя наши контакты сейчас ограничены рабочим уровнем, текущих дел много. А прежде всего нам надо вас как можно лучше знать и понимать.

Есть такая фраза: «Умом Россию не понять». А Вы бы могли сказать: «Умом и Польшу не понять»?

Когда я приезжаю в Москву, люди меня все время спрашивают, «правда ли то или это», «неужели они действительно не понимают», «неужели действительно боятся, что мы на них нападем» и т.д. Чтобы наши руководители были всесторонне информированы о том, что здесь происходит, как настроено польское общество, мы – посольство – собираем, анализируем, обрабатываем информацию, даем прогнозы. В этом плане Польша – одна из самых интересных стран. Сентенции в духе «умом Польшу не понять» в Москве никого не устроят, знать и понимать Польшу – это наша работа.

Господин посол, большое спасибо за беседу.