Поиск

Погода

Яндекс.Погода

Яндекс.Погода

Карта сайта

 

                                             

                                              

 

                           

   

                                             

                                              

                                              

     

 

                                                        

                                                        

                                                       

                                                        

                                                        

                                                           

 

 

 

Объявления

Согласно Федеральному закону № 331-ФЗ от 3 августа 2018 года, иностранные граждане и лица без гражданства, получившие до или в период проведения чемпионата по футболу FIFA 2018 года персонифицированную карту зрителя, могут въезжать в Российскую Федерацию без оформления виз до 31 декабря 2018 года.

В связи с принятием закона вводится следующий порядок выдачи виз близких родственникам указанных иностранных граждан, имеющих персонифицированные карточки зрителя:

Визы выдаются близким родственникам (супругам, детям, внукам, внучкам, родителям, бабушкам, дедушкам) лиц, имеющих паспорт болельщика (FAN ID), по письменным заявлениям этих лиц о совместном с ними следовании в Российскую Федерацию и при предъявлении документов, подтверждающих степень родства.

Указанным родственникам болельщиков оформляются обыкновенные двукратные гуманитарные визы сроком до 3 месяцев (но не более, чем до 31.12.2018 г.)


Напоминаем: на портале Федеральной нотариальной палаты теперь можно проверить факт выдачи доверенности, удостоверенной в российском консульском учреждении за рубежом.

При этом отмечаем, что в соответствии со статьей 38 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате сведения об удостоверенной доверенности направляются консульским учреждением в Федеральную нотариальную палату в течение пяти рабочих дней. Федеральная нотариальная палата вносит такие сведения в реестр нотариальных действий единой информационной системы нотариата в течение двух рабочих дней со дня их поступления.


 

С января 2018 г. в России введена в действие система Tax Free – теперь иностранные граждане, совершившие покупки на территории России, могут получить возврат НДС и сэкономить до 11% от стоимости покупки. 
Услугой Tax Free можно воспользоваться 
в ряде торговых центров и магазинов  в  городах - участниках системы Tax Free. 
Компенсацию НДС можно получить при покупке товаров, не являющихся подакцизными. Подакцизные товары - алкоголь, табак, некоторые виды парфюмерно-косметической продукции). 
Вы можете получить компенсацию НДС если: 

  • Осуществили покупки на сумму минимум 10 000 рублей за один день в одном магазине. 
  • Не являетесь гражданином страны ЕАЭС (в EAЭС входят: Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия). 
  • Вы вывозите приобретенный Вами товаров за пределы таможенной территории ЕАЭС (за исключением вывоза товаров через территории государств - членов ЕАЭС) через пункты пропуска (ссылка на пункты таможенного пропуска через государственную границу РФ, где можно получить отметку таможни.) через Государственную границу РФ, перечень которых утверждается Правительством РФ.

О ПОРЯДКЕ ЗАПИСИ НА ПРИЕМ В ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО РОССИИ В КРАКОВЕ

Прием посетителей в Генеральном консульстве России в Кракове осуществляется исключительно по предварительной записи через систему электронной очереди по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru

По каждому консульскому вопросу, а также для каждого члена семьи должна производиться отдельная запись в электронной очереди.

Запись по визовым вопросам осуществляется по следующей ссылке: 

http://krakow.kdmid.ru (zapisać się w sprawie wizy  / appointment for visa application). 

В случае отсутствия возможности записаться по вопросу оформления виз на удобное для Вас время, рекомендуем обращаться в Российский визовый центр в Кракове (расположен по адресу: Kraków, ul. Królewska, 57 (Centrum Biurowe Biprostal S.A.; Klatka 1 / 1st floor)). 

Телефон +48 (12) 425 60 66

Дополнительные телефоны (Helpline): (12) 425 60 65; (22) 102 17 35; (22) 397 17 87.

Прием посетителей по вопросам оформления заграничных паспортов, нотариата, ЗАГС, а также выдачи различного рода справок осуществляется по понедельникам, средам и пятницам с 8.30 до 12.30; по вопросам гражданства по вторникам и четвергам с 8.30 до 12.30.

Все консульские действия, за исключением оформления свидетельств на въезд (возвращение) в Российскую Федерацию для туристов и выдачи готовых паспортов, выполняются по предварительной записи


Новости

Назад

Интервью Посла России в Польше С.В.Андреева МИА «Россия сегодня» (состоялось 19 июля, опубликовано 25 июля 2018 года)

Сергей Вадимович, если позволите, начнем от встречи Путин-Трамп в Хельсинки.

Но это ведь не про Польшу...

Да, но польская пресса страстно комментирует эту встречу в Финляндии. Пишет, что Трамп продал Польшу Путину, и теперь это будет сфера влияния Москвы. Это - польские тезисы...

Во-первых, я в Москве и польскую прессу за последние дни не читал. А во- вторых, что там пишут польские журналисты - это их дело. Я предпочитаю придерживаться фактов и официальных позиций.

Наверное, один из самых болезненных вопросов, которые сейчас есть у нас в двусторонних польско-российских отношениях - это ситуация с памятниками нашим солдатам, освобождавшим Польшу от нацистов. Сейчас масса советских памятников убирается, просто утилизируется на основании принятых в прошлом году поправок к так называемому «закону о декоммунизации». Мы даже не знаем, сколько памятников осталось. Но скорее всего поляки доведут дело до логического конца. А что будет дальше? Разве можно простить варварское уничтожение памятников солдатам-освободителям, например, демонтаж памятника на месте гибели Черняховского? Как говорят сами поляки: «как с этим дальше жить»? Нам? И им?

Об этом придётся думать в дальнейшем и нам, и нашим польским соседям. Ещё предстоит осмыслить всю глубину перемен в общей атмосфере наших двусторонних отношений и в отношении наших народов друг к другу. Понятно, что судьба конкретных мемориальных объектов - памятников и захоронений - это лишь внешняя сторона проблемы.

Позиции сторон заявлены. У нас они остаются твердыми и неизменными. Мы по-прежнему считаем, что война с памятниками советским воинам- освободителям - это, во-первых, дело противоправное, поскольку нарушает наши двусторонние соглашения в этой области.
Во-вторых, глубоко аморальное, потому что по сути дела - это глумление над памятью людей, благодаря которым сегодня существует Польша и польский народ на своей земле. И в-третьих, это сильнейший удар по чувствам нашего народа - такое, как Вы справедливо сказали, нельзя ни забыть, ни простить. Наверное, со временем наши отношения как-то стабилизируются, придут к состоянию, так сказать, некой новой «нормальности». Но вот какая это будет нормальность и какие последствия будут иметь эти годы, когда чаще, чем когда-либо раньше, осквернялись наши мемориалы, когда идёт массовый снос наших памятников, и самое главное - когда польскому народу внушается мысль о том, что Красная Армия не принесла польскому народу ни свободы, ни спасения и что полякам следует (я цитирую из официальных заявлений) «избавляться от ложного чувства благодарности» по отношению к Советскому Союзу, Красной Армии?

Относительно того, сколько памятников снесено и сколько осталось - судя по недавним высказываниям польских официальных лиц, они и сами пока этого не знают. Мы со своей стороны пытаемся отслеживать ситуацию, реагируем на каждое покушение на наши мемориальные объекты, но Польша - страна большая, за всем уследить трудно.

Вы достаточно давно работаете в Польше, и именно в этот период, с 2014 года стало совершенно очевидно, что русофобия становится государственной политикой и государственной доктриной Польши. Вопрос - зачем? Ведь мы же соседи...

Высказывать предположения, толкования происходящего - это привилегия журналистов, политологов, свободных аналитиков.
Я традиционно уклоняюсь от ответа на вопросы о том, чем руководствуются польские власти, принимая те или иные решения.

Мы имеем дело с фактами. Если Вы скажете польскому официальному лицу, что русофобия в Польше стала государственной политикой, собеседник с Вами не согласится, будет приводить доводы в доказательство того, что это не так.

На бытовом уровне какой-то враждебности обычных поляков по отношению к России и нашим согражданам действительно не ощущается. Мы можем нормально общаться.

Но в польской политической среде, информационном мейнстриме русофобия безоговорочно доминирует. А если это так, если ни одна из польских партий, входящих в парламент, не выступает за нормальные отношения с Россией, если все они голосовали за тот закон, на основании которого сносятся памятники советским воинам, если основные польские СМИ изо дня в день ведут информационную войну против России, - что нам на таком фоне думать о настроениях по отношению к нашей стране, которые на самом деле преобладают в польском обществе?

Скажите, есть ли смысл возобновлять работу российско-польской Группы по сложным вопросам?

Мы свою позицию неоднократно разъясняли, она остается неизменной. Когда говорят про Группу по сложным вопросам, часто опускают её полное название - Группа по сложным вопросам, вытекающим из истории российско-польских отношений.

Когда эта Группа создавалась под эгидой министерств иностранных дел двух стран, её целью было вывести сложные исторические вопросы, взаимные претензии по историческим сюжетам за рамки политического диалога, чтобы профессиональные историки с двух сторон обсуждали эти темы, по возможности искали согласованные подходы.

В своё время Группа провела большую работу, была издана солидная монография «Белые пятна - чёрные пятна» по вопросам истории российско- польских отношений в XX веке. Правда, уже тогда по большинству проблем согласия достичь не удалось, публикация содержала параллельные статьи российских и польских историков, по существу фиксировавшие эти разногласия. Но тем не менее такая работа, безусловно, была полезна.

Однако после того, как по инициативе польской стороны наш политический диалог с 2014 года был заморожен, мы не видим смысла возобновлять работу этой Группы. Её целью было облегчать политический диалог. Политического диалога нет. Это первое.

А второе - сильно поменялась общая обстановка. Если раньше была какая-то надежда, что всё-таки можно сблизить наши подходы к тем или иным конфликтным вопросам нашей истории, то сейчас расхождения между ними только углубляются. И мы не видим необходимости подстраивать наши подходы под то, что нам пытается навязать польская сторона.

Вести как ни в чём не бывало диалог в формате Группы на фоне того, что в Польше делается по отношению к памяти советских воинов-освободителей, самой истории освобождения и спасения Польши во Второй мировой войне, было бы по меньшей мере странно.

Речь сейчас не об академических контактах между российскими и польскими историками - диалог по научной линии будет продолжаться. В сентябре в Варшаве состоится конференция, которую организует комиссия историков России и Польши, - это нормально и, безусловно, приветствуется.

Но в рамках Группы, которая создавалась под эгидой официальных структур, - смысла не вижу.

Конкретный вопрос, который задаёт польская сторона каждую неделю: когда Москва вернёт остатки самолёта, разбившегося под Смоленском 10 апреля 2010 года?

На этот вопрос я в последнее время отвечаю: у нас есть интернет-сайт посольства России в Польше, там целый большой раздел
с высказываниями нашего президента, министра иностранных дел, официального представителя МИД России, моими интервью. Там всё ясно сказано. Мне на эту тему добавить нечего.

Как Вы оцениваете нынешнее состояние польско-российских бизнес-контактов? Политика сильно влияет на экономические связи?

Политика, безусловно, влияет, не используются те возможности, которые естественно существуют между соседними странами.

Наши торговые обмены сократились вдвое в 2014-2015 годах, это было отчасти связано с западными санкциями и нашими ответными мерами, но в большей степени - с неблагоприятной международной конъюнктурой. С 2016 года наш товарооборот пошёл в рост, он продолжился и в 2017 году и продолжается сейчас.

Вместе с тем мы могли бы делать больше и энергичнее расширять сотрудничество, но в нынешней обстановке это вряд ли произойдёт. Бизнес в Калининградской области и соседних польских регионах уже было привык к режиму малого приграничного передвижения, который действовал в течение ряда лет. Но в 2016 году польские власти приняли решение приостановить этот режим, и пока нет каких-то признаков того, что он может быть возвращён. Это серьёзный минус для межрегиональных связей.

Но ведь жители приграничных районов очень хотят, чтобы снова заработал режим малого приграничного передвижения. Хотят этого как россияне, так и поляки...

Да, этого хотят и местные власти по обе стороны границы. Но решение принимается в Варшаве, а там позиция не меняется.

Начиная с 2014 года польские власти стали активно искать российских шпионов, возникают серьёзные проблемы и у граждан Польши, которые хоть как-то связаны с россиянами. В польской прессе идёт активная дискуссия на эту тему...

В последние годы в Польше действительно нагнетается атмосфера нетерпимости к тем, кто высказывает несогласие с «генеральной линией» в отношении России. Если кто-то выступает в поддержку нашей страны, её политики, Президента и даже просто предлагает нас выслушать, понять, в чём-то признать нашу правоту - такой человек немедленно подвергается шельмованию как «агент Кремля», «пятая колонна», в лучшем случае «полезный (для Москвы) идиот».

Особняком здесь стоит дело польского политолога и политического деятеля Матеуша Пискорского, который не скрывал симпатии к России, пытался создать партию, которая добивалась бы сближения между нашими странами. С мая 2016 г. он находится под арестом по обвинению в шпионаже в пользу России. Выглядит это довольно странно: если бы человек тайно занимался такой деятельностью, вряд ли он стал бы афишировать свои пророссийские настроения. А если его преследуют за политическую позицию в поддержку России, публичное выражение несогласия с политикой польского правительства, то в чём состоит вменяемый ему состав преступления?

Есть масса фактов, которые известны, уже не говоря о том, что есть масса фактов, которые неизвестны широкой публике, связанных с российскими гражданами, которые были высланы, выдворены, обвинены неизвестно в чем.

Есть конкретные истории конкретных людей. Леонид Свиридов, профессор Дмитрий Карнаухов, у которого в официальном документе - решении министра внутренних дел о его высылке написано, что он «шпион», и это дело административное, а не уголовное. Потом появляется история с высылкой гражданки России Екатерины Цивильской, следующая - Анны Захарян. Как это все трактовать и можно ли как-то защищать российских граждан?

Действительно, за последнее время целый ряд наших граждан были вынуждены уехать из Польши: корреспондент агентства «Россия сегодня» Леонид Свиридов, ученый-историк Дмитрий Карнаухов, уже в этом году - россиянки Екатерина Цивильская и Анна Захарян - Цивильская проживала в Польше с ребенком и мужем - гражданином Польши, Захарян приезжала в Польшу, сотрудничала с обществом «Курск» Ежи Тыца, которое занимается восстановлением советских воинских мемориалов.

Могу вспомнить еще историю с нашими политологами Олегом Бондаренко и Алексеем Мартыновым, которые в конце прошлого - начале нынешнего года получили запрет на въезд в страны шенгенской зоны на основании решения польских властей, хотя, насколько я представляю, их профессиональная деятельность к Польше непосредственного отношения не имела.

Во всех этих случаях в качестве обоснования указывалось, что они якобы вели деятельность, противоречащую интересам польского государства. Какой-то конкретики не приводилось. Естественно, это вызывает у нас и недоумение, и самое энергичное несогласие. Вообще-то любое государство имеет право принимать решение о нежелательности присутствия иностранного гражданина на территории этого государства.

Однако мы исходим из того, что такие решения должны приниматься на правовой основе, на основании веских причин, не должны носить произвольного характера.

А в перечисленных случаях у нас осталось стойкое убеждение, что наши граждане пострадали за свои взгляды, отстаивание позиций, противоречащих официальной линии польских властей.

По сути, людям ломают жизнь. Например, Екатерину Цивильскую выдворяли из Польши в течение одного дня, в Польше без матери осталась её 11-летняя дочь. Когда Дмитрия Карнаухова высылали из Польши, там у него остались жена и ребёнок.

Леонид Свиридов оспаривал решение о его высылке из Польши 15 месяцев, но вынужден был покинуть страну. В конце июля его дело будет рассматриваться Верховным административным судом Польши. Наша практика предусматривает во всех подобных случаях зеркальные ответные действия. Мы адекватно ответили на высылку всех перечисленных граждан за исключением двух гражданок, которые были высланы сравнительно недавно, но думаю, что и эти действия не останутся без ответа. Можно вспомнить и высылку из Польши наших дипломатов - за последние годы было несколько таких волн, и всегда следовал симметричный ответ. Инициатива таких действий всегда была за польской стороной. Российская сторона реагировала жёстко, соразмерно, но мы не стремимся к подобным шагам, которые только ухудшают общую атмосферу между нашими странами.

Может ли в такой ситуации что-либо сделать гражданское общество, публичная дипломатия? Или смотреть на все происходящее философски?

Мы принципиально за всемерное развитие связей, контактов между людьми, общественными организациями. Мы изначально отнюдь не стремились и к ухудшению официальных отношений с Польшей - все решения, которые к этому привели - и замораживание политического диалога, и западные санкции, которые Польша энергично поддерживала и продолжает поддерживать, и свертывание культурных связей, и война с мемориалами, которая так сильно отразилась на наших отношениях, - исходили от польской стороны.

Конечно, поддержание доброжелательных контактов между людьми будет работать на постепенное преодоление кризиса в российско-польских отношениях.

Пока, однако, мы, честно говоря, не видим со стороны польских властей признаков желания улучшать отношения - мы это принимаем к сведению, соответственно выстраиваем свою политику. В нормализации отношений с Польшей мы заинтересованы ничуть не больше, чем польская сторона.

То есть такое ощущение, что мы все уже привыкаем к тому, что два народа живут повернувшись спиной друг к другу?

Это не наш выбор. Но если такой выбор делает другая сторона, мы не считаем, что ради изменения этой ситуации мы должны прилагать какие-то сверхусилия, менять свою политику вопреки нашим интересам и нашему пониманию ситуации, идти на уступки и так далее.

Когда будет готовность с польской стороны к выправлению отношений, тогда проанализируем ситуацию и примем решение о том, в какой мере это возможно.

Большое спасибо за интервью.