Поиск

Погода

Яндекс.Погода

Яндекс.Погода

Карта сайта

 

                                             

                                              

 

                           

   

                                             

                                              

                                              

     

 

                                                        

                                                        

                                                       

                                                        

                                                        

                                                           

 

 

 

Конвертор единиц измерений

с
в
Тип

Переводчик

Объявления

По случаю 74-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. 9 мая с.г. в 12.00 состоится церемония возложения венков и цветов к Памятнику советским солдатам на Раковицком кладбище г. Кракова.

Принять участие в мероприятии приглашаются ветеранские организации, объединения соотечественников, а также все те, кому дорога память о героях-освободителях Польши. 

В 14:00 состоится традиционный прием в Генеральном консульстве России в Кракове (вход со стороны ul. Sereno Fenn'a 1).

 


 

О ПОРЯДКЕ ЗАПИСИ НА ПРИЕМ В ГЕНЕРАЛЬНОЕ КОНСУЛЬСТВО РОССИИ В КРАКОВЕ

 

Прием посетителей в Генеральном консульстве России в Кракове осуществляется исключительно по предварительной записи через систему электронной очереди.

По каждому консульскому вопросу, а также для каждого члена семьи должна производиться отдельная запись в электронной очереди http://krakow.kdmid.ru.

Запись по визовым вопросам осуществляется по следующей ссылке: http://krakow.kdmid.ru (zapisać się w sprawie wizy  / appointment for visa application). 

В случае отсутствия возможности записаться по вопросу оформления виз на удобное для Вас время, рекомендуем обращаться в Российский визовый центр в Кракове (расположен по адресу: Kraków, ul. Królewska, 57 (Centrum Biurowe Biprostal S.A.; Klatka 1 / 1st floor)). 

Телефон +48 (12) 425 60 66

Дополнительные телефоны (Helpline): (12) 425 60 65; (22) 102 17 35; (22) 397 17 87.

Прием посетителей по вопросам оформления заграничных паспортов, нотариата, ЗАГС, а также выдачи различного рода справок осуществляется по понедельникам, средам и пятницам с 8.30 до 12.30 и с 14.00 до 15.00; по вопросам гражданства по вторникам и четвергам с 8.30 до 12.30 и с 14.00 до 15.00.

Все консульские действия, за исключением оформления свидетельств на въезд (возвращение) в Российскую Федерациювыдачи готовых паспортов, а также оформления актов о личной явке (пенсионный вопрос),  выполняются только по предварительной записи через систему электронной очереди


Новости

Назад

Интервью заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Рябкова “Российской газете”

Сергей Алексеевич, какова цель вашего визита в Тегеран?
Сергей Рябков: Мы поддерживаем с иранскими коллегами регулярный контакт и диалог по тематике, которая шире ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Ирана. Она охватывает целый ряд проблем и сюжетов в сфере контроля за нераспространением вооружений, в сфере безопасности, в том числе региональной. Естественно, с иранской переговорной командой сложились хорошие контакты еще со времен переговоров по СВПД, и мы их стараемся поддерживать.
Что касается конкретной встречи, которая была сегодня 10 сентября в Тегеране, то у нас прошли целевые консультации с моим коллегой, заместителем иностранных дел Ирана Аббасом Аракчи и с его подчиненными.
Иных контактов с иранскими представителями в этот мой приезд не было в силу сильной загруженности графиков. Но это не помешало нам углубленно и подробно рассмотреть проблемы, связанные с реализацией СВПД и его сохранением в свете усиливающегося давления со стороны США на все международное сообщество, включая участников СВПД, которые не выходят из договоренности вопреки давлению американцев. Также мы использовали этот контакт, чтобы изложить иранским коллегам наши серьезные озабоченности, связанные с попытками Великобритании, США и их союзников вновь разогреть до предела так называемое "дело Скрипалей", использовать его для нового витка шантажа и давления на всех, прежде всего, на Россию.
Кроме того мы обсудили несколько важных моментов касательно подготовки к начинающейся 23 сентября министерской сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. Мы видим готовность и стремление иранцев сделать максимум для того, чтобы СВПД остался в живых. Есть понимание того, что сохранение этой договоренности в интересах всех участвующих в ней сторон, включая, разумеется, Иран и Россию.
Но проблемы никуда не уходят, их не становится меньше и это тревожный момент. Мы вместе с Ираном продолжим в ближайшие дни, начиная буквально с завтрашнего дня, интенсивную работу с европейцами, продолжим наши усилия в контакте с Китаем и другими государствами, чтобы выстроить эшелонированную оборону от американских экстерриториальных санкций, от попыток США сорвать СВПД в угоду собственным геополитическим мотивам и представлениям о том, что в этом мире правильно и что неправильно.
В этом смысле Вашингтон готов идти на очень многое и такая тенденция в политике США крайне опасна. Поэтому мы наметили комплекс мероприятий, которые надо обсудить с европейцами. Плюс требуются наши внутренние усилия, чтобы наилучшим образом подготовиться к моменту, когда американцы перейдут ко второй фазе восстановления собственных экстерриториальных санкций против Ирана.
А как к этому подготовиться?
Сергей Рябков: Мы должны найти формулы, средства и механизмы реакции на ожидаемую вторую волну, которые позволили бы минимизировать ущерб от санкций США и создать способы решения задач в сфере экономического сотрудничества гарантированным, надежным образом, чтобы экономические операторы, по крайней мере, видели альтернативы подчинению американскому диктату.
Чтобы они видели, что есть возможности продолжать законный и ничем не ограниченный бизнес в Иране и с иранскими партнерами. Здесь определяющее значение будет иметь наша коллективная воля и способность создать условия для продолжения экспорта иранской нефти на внешние рынки.
Готовы ли участники СВДП сохранить соглашение в том виде, как оно существует в настоящее время?
Сергей Рябков: По состоянию на сегодня я не вижу признаков того, чтобы кто-то из участников СВПД затевал разговор о ревизии этой договоренности, либо о том, что требуются какие-то альтернативные подходы к содержанию самой договоренности.
Другое дело, что, например, коллеги из Франции выступают с идеями о так называемых более широких переговорах с Ираном. Пока мы не очень понимаем, что конкретно под этим они имеют в виду, поскольку по основным проблемам - продление некоторых ограничений для Ирана, содержащихся в СВПД, региональная политика Ирана, его ракетная программа - переговоры уже идут.
Что же касается усилий по сохранению СВПД, то я не вижу каких-то несовпадений между его участниками. Есть полное единство взглядов, готовность работать совместно. Важно, что такого же подхода придерживается Европейская внешнеполитическая служба, которая традиционно выступает в качестве координатора этого переговорного процесса.
Высказывали ли иранцы недовольство, что европейцы в рамках СВПД так до сих пор не представили обещанный пакет экономических мер, которые могли бы компенсировать Ирану выход США из соглашения?
Сергей Рябков: Мы отмечаем и чувствуем неудовлетворение иранской стороны тем, что европейские коллеги в этой сфере "недорабатывают". Для нас это не является новостью и мы сами склонны скорее критически подходить к тому, что слышим от европейцев, в том числе в ответ на наши идеи и предложения о том, как более эффективно обезопасить СВПД от негативных последствий решения США о выходе из договоренности. Однако хочу подчеркнуть, что мы не топчемся на месте - идет, пусть недостаточно динамичный, но все-таки нужный, направленный на конкретный результат процесс выработки схемы решений, которые должны помочь.
Европейский бизнес, особенно крупные предприятия и компании, имеющие очень серьезные завязки на США, предпочитают "обезопасить" себя от американского нажима, в том числе через сворачивание или ограничение своего бизнеса в Иране и с Ираном. Мы не считаем это правильным. Это ровно то, к чему стремятся Соединенные Штаты, пытаясь приучить весь мир к мысли, что нужно и дальше беспрекословно выполнять поступающие из Вашингтона приказы.
Нам кажется опасной для устойчивости международных отношений тенденция к неприкрытому диктату и в политической и экономической сферах, которая на сегодня является чуть ли не главной составляющей поведения США на международной арене. Россия не скрывает, что будет этой тенденции противостоять, и мы будем разъяснять опасность и пагубность такого рода действий нашим международным партнерам. В этой оценке мы полностью совпадаем с иранскими коллегами и важно, что на этой основе с ними ведется предметный разговор. Мы не просто констатируем что-то, а мы делаем из этого практические выводы. Это будет иметь значение и в дальнейшей работе с европейскими партнерами, а также, разумеется, с нашими китайскими друзьями.
Как вы оцениваете возможные действия Тегерана если он разочаруется в СВПД, не получив никаких преференций, предусмотренных этим соглашением? И каковы будут в этом случае шансы ратификации Ираном Дополнительного протокола к соглашению о всеобъемлющих гарантиях МАГАТЭ?
Сергей Рябков: Я исхожу из того, что иранские коллеги вряд ли пойдут на инициативный слом СВПД. Не думаю, что иранцы сделают решающий шаг и просто сметут эту договоренность. Это не отвечало бы интересам Ирана. Если же произойдет какой-то новый крупный сбой или преднамеренное обострение ситуации, спровоцированное действиями тех же США, то Иран может предпринять определенные шаги по коррекции исполнения договоренности в рамках СВПД.
Что касается Дополнительного протокола, то его ратификация в самом СВПД сформулирована как часть общего пакета, то есть это было частью сделки. Требовать от иранцев особенно в нынешних обстоятельствах ратификации дополнительного протокола было бы, по меньшей мере, некорректно. А, называя вещи своими именами, это было бы очередной попыткой вести игру в одни ворота, что, совершенно неприемлемо.
Если бы мы пришли к нормализации обстановки вокруг СВПД и констатации того, что СВПД и дальше выполняет свое предназначение - обеспечивает определенные экономические выгоды для Ирана, и при этом иранская ядерная программа остается под надежным международным контролем - то в этой ситуации ратификация Дополнительного протокола к соглашению о гарантиях МАГАТЭ стала бы правильным, своевременным и нужным шагом. Но пока никаких условий, из того, что я упомянул, не выполнено.